Контакты    
   
 
Главная | ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ | Для чего нужны бабушки

Для чего нужны бабушки


Фото из архива ЕМ

О чем я мечтала и днем и ночью, так это о поездке к бабушке. Полустанок , где мы выходили вместе с ней, назывался Мереть, и это было первое слово, сложенное мной из букв. Начало драгоценной зависимости... Но, проговорив его, я испугалась.

- Да ты не бойся слова, Птаха. Живой - не умрет, а мертвый - не живет,- услышала я от нее реченье, призванное успокоить. Потом она много раз повторяла его, но мне не давался глубинный смысл, пока однажды в трудную минуту он сам не открылся мне.

Чтобы найти нужные травы, приходилось много ходить, я, слабенькая, уставала. Ноги заплетались.

Желая приободрить маленькую девочку, она открывала тайны природы.

- Земля легкую силу дает, сама тебя несет. Когда бы ни эта сила, ты бы ноги от земли оторвать не могла. Вот попрыгай, как я!

И она стала перемещаться подскоками.

- Думаешь, кто тебя подталкивает кверху? Дак, земля же! Эвон, как легко скачешь. Слушай землю- то, когда идешь, да говори: "Неси меня, легкая сила!"  Ноги сами побегут.

С тех пор совет у меня всегда наготове: как только ноги тяжелеют - надо с землей контакт установить, почувствовать ее легкую силу...

Иногда бабушка Арина, припадая к земле, шептала молитву благодарения, просила очистить ее, и, выкопав ямку, вкладывала свои руки под повтор заклинания:
                               "Таро - Тора - Рота - Тарота- Ротаро."

На моем жизненном пути случились несколько моментов, когда неведомая сила приводила меня к земле с поцелуем. Испытывая нахлынувшие чувства единения, я всегда повторяла сакральное…
Часто мы шли молча. «Пусть в голове проветрится», - это называлось. Но, когда вступали на висячий, раскачивающийся от каждого шага мост, подвешенный на тросах через речку Иня, и под нами внизу, в тридцати метрах клокотали белые буруны, бабушка начинала отвлекать меня, видела, что боюсь.

- Обыкновенно здешние обитатели живут скрытно, и от нас отдельно, будто в разных мирах. Домашние - то: собаки, кошки, козы - не в счет, они давно к человеку прилепились. А дикие - не захотели. Мы в своих домах хозяева, а они - здесь. И все друг друга уважают, так им природа велит. Без нужды знаков друг другу не дают, ну, птицы, конечно, поют, за всех Бога восславляют. Да и об чем животным говорить: если брюхо пусто, надо еду найти, тут не до разговоров. А с набитым животом можно детей накормить, нору обиходить, отдохнуть - они всегда при деле. Правда не речиста, а они по правде живут.

После этого мы долго не говорили. Во мне устанавливалась картина бытия. Зато услышали, как происходят природные движения: тревожимые ветром, щебетали о своем листья деревьев; стебельки травы, кланяясь земле, шелестели нежно; заливались птицы; время от времени, салютуя оставшимся сухим выстрелом, уходили в землю сучки и веточки, иногда слышались чьи-то шаги и мягкие вздохи...

Когда присели отдохнуть, бабушка Арина продолжила:

- Только человек может с думками играть, никто больше. Человек бродит среди всяких мыслей, фантазий, как по лугу, полному цветов и трав, и что ему понравится, он сорвет - в хозяйстве пригодится, и так букет целый набирает. Ну, не у всякого букет полезный и красивый, бывает, пустяковые растения наберет, ненужные, а то и вовсе отраву принесет.

Бабушка увидела рядом примятую траву:

- А кто тут раньше нас побывал? А? - заговорщически спросила она, все заранее поняв. Присев на корточки, сняла клочки пуха и шерстинки.

- Тут лиска прошлась с утра. Посмотри, как объела свой огород!
 
Я увидела, что перья дикого лука как бы подрезаны у земли.

- Очччень она весной этот лук любит. А после довольство свое на поляне искатала. И роса ей не помеха.
 
- А ты как знаешь?

- Видела не раз ее проказы и кормление. Однажды при мне клубни саранок рыла. Не знала, что она до них охотница. Где-то поблизости бродит, может, встретимся.

Лиса нам не показалась...

Бабушкины плечи оседлал мешок с горицветом, а холщовая сумочка болтается сбоку, как тряпка: ее вкусное содержимое, заботливо вложенное с утра, осталось только в воспоминании.

- Бабушка, в животе бурчит, я есть хочу, - завожу я знакомую песню.

- Бурчит, говоришь? А ты его не слушай, прикажи ему молчать, - смеется она и, взяв за плечи,  добавляет:

- Ты же не лиска или заяц какой - тех брюхо водит, как скомандует, они и побежали... Ты - человек, у тебя ум - командир. Из брюха в голову подымись, ум вспомнит: дак два часа назад ели... Тогда и скажи: уймись, знаю сама, когда тебя накормить. Тело, если прихоти его выполнять, станет ленивым да изнеженным. Надо с умом постоянно связь держать.
 
Раскрасневшись от жары и тяжелой ноши, она шагает все так же легко и все вокруг замечает.

- Ты смотри: пчелы пулями проскакивают, знают: дождь в дороге, торопятся взяток доставить, нам знак дают.

Жужжание пчел усыпляет. Душновато. Все вокруг притихло и нахохлилось.
 
Идем мимо бочажины - разлив реки нынче такой, что вода залила весь пойменный луг.

- Посидим тут маленько, ноги остудим, от дождя все равно не уйдем.   Подошли к яме с водой, а в ней пузатая рыба шныряет, кустов рядом нет, она, как в зеркале.

- А вот и уха! Помоги бабушке мешок снять, счас карасей наловим!

Скоренько снимает верхнюю юбку, завязывает ее у присборенного конца тесемкой, что держала пучок волос, и идет с этим кошелем в бочажину, приноравливаясь, загребает воду. Рыбе некуда деваться, и бабушка, поборовшись с уловом, вытаскивает его на траву. Три славных рыбины отливают золотом и серебром. Они пахнут своей рыбной жизнью и очень привлекают меня.

- Нам-то за глаза  хватит, но давай мы и Нюре нарыбалим, занесем по дороге.

И заботливая моя подруга, немного подогретая легким успехом, вдругорядь полезла в маленькое озерцо. Скоро еще два красавца, завернутые в мокрые лопухи, лежали на сырой земле под черемухой.

Отжав юбку и повесив ее на одну из веток - пусть обсохнет, она позвала:

- Хочешь покачаться?

Подбежала к березе, потянула ветку вниз, повисла и стала раскачиваться, весело смеясь и выделывая ногами всякие штуки, чтобы взлетать повыше... Я тоже стала искать ветку, что могла бы стать мне качелей. Бабушка - тут как тут: поддерживает, подсаживает, учит, как надо перехватить ветку.

Береза скрипит, небо прыгает перед глазами, пахнет зеленью, и первые капли дождя касаются разогретой кожи, во мне бушует счастье и ,переполнив, образует ком в горле и ломоту в носу. Хочется навсегда остаться в этом переживании...
 
- А  вдруг можно! - думаю я, пока оно длится.

И, уже подхваченная бабушкиными руками, прозреваю: никто не будет любить меня так, как она - бескорыстно, ничего для себя не желая. От этого знания немного грустно.



Подписаться на информацию о самых интересных мировых событиях




СТАТЬИ ПО ТЕМЕ



( Просмотров: 6144 | сегодня: 1 | Голосов: 23 | оценка: 4.39 )


Digg this story Digg print Распечатать Plain text Сохранить
email Отправить другу


Комментарии (1)

   


 
ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ