Контакты    
   
 
Главная | КРУГЛЫЙ СТОЛ | Александр Политковский: я три месяца не смотрю телевизор

Александр Политковский: я три месяца не смотрю телевизор


Александр Политковский

Беседа Александра Политковского и Михаэля Лайтмана


А. Политковский: Случилось так, что с ноября прошлого года я не смотрю телевизор. Я перестал его смотреть, потому что понимаю, что меня начинают зомбировать. И я хотел Вам задать серьезный для себя вопрос. Я пережил какие-то критические ситуации в своей душе, и не могу избавиться от внутреннего диалога. Этот внутренний диалог для меня очень важен. Но я беседую... С кем я беседую? Я не могу понять. Я не хочу беседовать с этим человеком, которого показывают все время по телевизору. Как мне прекратить этот внутренний диалог? Или если не прекращать, то с кем беседовать?

М. Лайтман: Ну, насчет диалога и с кем беседовать - у меня та же проблема в жизни. Тяжело найти собеседников, которых интересует то, что ты говоришь, которые понимают или хотят понять тебя.

Каббала требует от человека постоянного изменения: вы должны постоянно "подниматься". Вы видите мир, вы чувствуете, что обязаны миру, обязаны подтянуть себя выше, что мир ждет от вас чего-то другого.

Согласно каббале, человек должен возвыситься до уровня Творца, он должен стать равным Творцу, - каждый, абсолютно каждый. То есть у каждого из нас есть внутри желание, которое называется "душа". Это не то, что обычно люди себе представляют, это абсолютно эгоистическая внутренняя наша структура, которую мы должны переделать. И в ней мы должны стать полностью равным Творцу, полностью подобным Ему. Поэтому человек называется "Адам", от слова "домэ" - "подобен Творцу", - по его цели, которую он должен реализовать.

А. Политковский: А если говорить в соответствии культуры человека, так сказать... Недавно я вдруг понял, что социализм в корне вытащил из нас некий культурный слой. Мы перестали быть носителями той культуры. Мне стало понятно, почему наши эмигранты первой волны говорят: "Мы - русские, а вы - советские". Мы не несем на себе, скажем, язык Пушкина, или Достоевского. Но тогда возникает другой вопрос: если мы не несем эту культуру, то что эта культура собой представляет?

М. Лайтман: Ну, мы с Вами - порождение этой социалистической культуры. Хотим мы или не хотим, она в нас живет и существует. Но это была культура искусственная. Она содержала в себе такие повороты, такие, я бы сказал, изменения, такие переломы - построенные на догадках. И это была настолько специфическая культура, что не могла быть даже передана никому другому. Никто не может ощутить ее тонкости. Она вся была построена на искусственном строе, который был создан вопреки природе человека.
Но те, которые там существовали, - они в ней могли существовать. И поэтому не смогли выйти из нее и сегодня снова стремятся в нее.

Я прекрасно понимаю этих людей, которые ностальгируют и не могут оторваться от тех образов. Причем, это настолько культура такая социалистическая, которая поставила нас в какой-то вакуум, в какой-то внутренний баллон, что нам хочется в ней быть. Мы создали для себя какой-то искусственный мир, и нам в нем хорошо. Хоть мы и понимали, что он неправильный, противоестественный, но все-таки он был в чем-то каким-то сказочным, что-то в нем было такое, чего в нормальном мире не существует.

И когда мы окунулись в этот нормальный мир, мы увидели, что, в общем-то, многое и потеряли тоже. Мы хотим создать этот социализм снова с каким-то человеческим лицом: давайте его подправим и вернем обратно. Но подправить его не получается.

А каббала как раз таки и говорит о таком общественном устройстве, о таких отношениях между людьми, когда на самом деле пропадают преграды между людьми. Потому что вот таким образом устроена природа - она интегральна. И нам сегодня все науки и исследования показывают, что мы взаимосвязаны. Природа - она одна, и мы в ней - как один, и только своим эгоизмом отделяемся друг от друга.

А. Политковский: Вот Вы сравнили социалистическую культуру с некой сферой. И мне кажется, что эта комфортность есть и во всевозможных религиозных системах. Они могут быть какими угодно, но человеку в этой системе координат становится комфортно. И если мы рассуждаем про эти религиозные схемы, каким образом человек может найти там точку опоры?

М. Лайтман: Не может. Вы видите, что мы каждый раз ошибаемся. В течение всей жизни наш эгоизм является нашим мотором, он все время развивается. Животное - как стало животным через несколько недель после рождения, так всю жизнь свою и существует. А человечек развивается - до конца жизни он развивается до какого-то момента, а потом эгоизм начинает падать обессиленный - просто нет сил его дальше развивать.

И мы видим что, несмотря на то, что растем, мы каждый раз ошибаемся. Весь наш прогресс, весь наш рост, все наше развитие построено только на ошибках. То есть я нахожусь в каком-то состоянии - я желаю чего-то нового. Я начинаю это желание реализовывать, достигаю его. Ощущаю в нем, в этом новом желании, свое новое состояние - достиг чего-то в мире.

Прошло некоторое время, и я чувствую, что оно меня не наполняет - возникает новое желание, и так далее. И каждый раз мы находимся в каком-то состоянии до тех пор, пока не начинаем ощущать его ущербность, не можем в нем больше существовать, и должны выйти из него и развиваться дальше.

Но этот метод сегодня себя уже исчерпывает. Мы видим, что сегодня нам уже не хочется идти дальше. Мы видим, что и в следующий раз я споткнусь, и в следующий раз будет плохо, и в следующий. Человек уже просто поднимает руки, он не хочет этих ударов, разочарований. Закрыть глаза, забыться, принять какой-то наркотик и что будет, то будет.

Так вот, каббала говорит, что развиваться надо не так. Надо открыть для себя следующее состояние заранее, правильное состояние, раскрыть для себя Высший мир, к которому нас толкают, но не туда мы идем. Мы идем, развивая свой эгоизм, и в итоге приходим к самоуничтожению, к самоопустошению, а нам надо развиваться над ним. "Над ним" - это когда, соединяясь между собой, мы этим начинаем ощущать общность нашу, всю природу.

Природа вся построена на сочетании, на поддержке, на взаимном влиянии, на взаимном соединении между собой. Социализм нес в себе какие-то вот такие элементы, хотя они были изначально под давлением, с террором, но где-то в начале было какое-то зерно маленькое, и поэтому захватывало. А в итоге мы увидели, что поскольку он не ставил перед собой настоящую цель, все рухнуло и поразило само себя.

Но если бы мы достигли хоть какого-то маленького понимания того, что природа нам приготовила, то из этого осознания сегодняшнего, отрешенного, плохого состояния, мы бы увидели свое будущее просто прекрасным. Сделав лишь один маленький шаг, всего лишь психологическое действие в себе, мы сразу же почувствуем себя интегрально связанными со всей природой. И будем чувствовать себя совершенными, вечными - как сама природа вечными. Мы уже не будем отождествлять себя с телом. Тело может умереть хоть через минуту, а я вышел из него и ощущаю природу вне себя.

Наши пять органов чувств умирают вместе с телом, и больше ничего с ним не остается. Но природа-то совсем иная. Это мы получаем от нее через маленькие диапазоны наших ощущений только какие-то маленькие толики впечатлений. А тут можно выйти за эти пять органов, и начать ее ощущать, какая она сама по себе. Это и называется "Высший мир".

А. Политковский: Понятно. Последний месяц я только и занимаюсь тем, что изучаю Ваши книжки, смотрю диски, естественно, сайты - "Академия каббалы", "Каббала ТВ". И я очень много для себя узнал. Поэтому для меня было важно подвести черту. Прошу прощения, что сегодня, может быть, это не было интересно для других людей, и я был эгоистом. Но я буду лучше в следующий раз.

М. Лайтман: Удачи Вам! Большое спасибо!


Подписаться на информацию о самых интересных мировых событиях




СТАТЬИ ПО ТЕМЕ



( Просмотров: 25041 | сегодня: 1 | Голосов: 39 | оценка: 4.79 )


Digg this story Digg print Распечатать Plain text Сохранить
email Отправить другу


Комментарии (0)

   


 
ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ